Главная
 
Свет-Рассвет
Фэт-Фрумос и Солнце
Звезда утренняя и звезда вечерняя
Сказка об Алемане, сыне Зелена-царя
Сугур-Мугур
Змей-удалец и царская дочь
Сказка про Иона-Богатыря и про Красавицу Ружу
Серый орел
Золотое зернышко и Степная красавица
Ион-бедняк и озерная фея
Волшебный камушек
Зеленый сундучек
 
Мельник
Два брата
Доброе дело
Сборщик налогов, плательщик и боярин
Повар и царь
Что сказала жена
Чабан и боярин
Бедный брат и богатый брат
Два брата и нужда
 

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 > < 5 >

Змей-удалец и царская дочка

Змей удалец и царская дочка

Вскинулся царь, будто на мозоль ему наступили, взбежал на башню, но когда увидал дорогу, деревья и дворец — все отлитое из чистейшего золота, нечего ему было сказать,— приказал кликнуть клич по всей стране, в города послания отправил, разослал гонцов во все концы своего царства с приглашениями на свадьбу. И начал народ собираться толпами со всех четырех сторон, несметное множество людей, ибо царство было так обширно, что, и мыслью нельзя было его объять.
И вот царь отправил карету, запряженную четверкой цугом, за женихом. Помчались ямщики, остановили коней у ворот нового дворца, и царские послы с глубоким поклоном вручили старику караваи, прося, чтобы вышел жених, так как свадьба его заждалась.
Змей со своего чердака завиделцарскую карету.
—Счегоэтоприслал царь замною эдакую колымагу? — закричал он. — Катитесь обратно и скажите ему, чтобы отправил замной стальнуюкарету с двадцатью четырьмя колесамии с двадцатью четырьмя лошадьми.
Услыхал царь такое и обомлел. Не мог он взять в толк, что это за жених такой. Но раз уж такова его, жениха, воля, отдал он своим кузнецам приказ, и изготовили ему стальную карету с двадцатью четырьмя колесами, запрягли в нее двадцать четыре
лошади и отправили к жениху.
Только тогда сел жених в карету и поехал во главе свадебной процессии, а змеиный хвост его волочился понизу вдоль других трех карет, что ехали за ним.
Царь ожидал его при пылающих факелах за накрытыми столами с пенящимися бокалами.
Как только подкатил свадебный кортеж к царскому дворцу, лаутары заиграли, а змей вылез из кареты, лег на пол, обвился вокруг столов так, чтобы гости могли сидеть на нем, как на стульях.
Справили свадьбу весело, празднично, от всего сердца. После свадьбы забрали невесту и вернулись домой. Вошла царская дочка в дом, и не было конца ее удивлению. Такого богатства, как в покоях женихами не видывала она в родительском дворце. Все было из литого чистого золота и такой неописуемой красоты, что сердце радовалось. Сбросил с себя жених змеиную кожу и предстал прекрасным витязем — любо-дорого посмотреть: с царской короной на голове, в золотых одеждах до пят, в жемчужных и драгоценных каменьях. И стали они жить-поживать да добра наживать, горя не зная.
Так шло время, и вот однажды является к ним царица посмотреть, как живется дочке ее со змеем.
—Да нет, мама, и не змей он вовсе, а прекраснейший витязь, только что по утрам надевает на себя эту змеиную кожу, а вечером сбрасывает ее и оставляет у своих ног.
—Если так, доченька, вот что сделай.Наложина поднос жару, поставь под кровать, и когда твой муж вытянет ноги — кожа упадет в огонь и сгорит. А когда сгорит, то нечего будет ему и надеть, и останется он как есть, без змеиной кожи.
Дочь так и поступила, как ее надоумила мать. Разожгла костер, и когда вечером змей разделся и улегся спать, наложила полный поднос жару и поставила у кровати возле его ног. Во сне удалец вытянул ноги, кожа упала в огонь и стала с таким шумом пузыриться, что загудело небо, закипела земля и аукнулось в тридевятом царстве, тридесятом государстве, где тихие воды, спелые нивы и мягкие травы.
Пробудился удалец и такую отвесил жене пощечину, что зарыдала она навзрыд. Три слезинки упали на девичий пояс и превратились в три железных обруча.
—Мне еще три дня оставалось носить змеиную кожу, чтобы снять с себя отцовское проклятье и сбросить ее навсегда. Не к Добру научил тебя, кто научил. Будешь ходить отныне подпоясанная тремя железными обручами и не сможешь разнять их, пока не придешь в тридевятое царство, тридесятое государство, где тихие воды, спелые нивы и мягкие травы, и громко крикнешь: «Милый мой господин, распростри надо мной свою руку, пусть обручи лопнут звонко,и пусть я рожу ребенка!»
Вышел удалец поспешно, захлопнул за собой дверь — и только его и видели. Вслед за ним поднялось густое облако, которое заволокло небо и окутало землю.
Оставшись одна, поплакала девушка, повздыхала, а в один прекрасный день покинула дворец и отправилась вслед за мужем. Шла она, шла, исходила немалый срок, прошла сто дорог и пришла к Святой Середе.
Постучалась в калитку и говорит:
—Впусти меня, матушка, на ночлег.
— Если ты честная женщина, входи, и я тебе сделаю дар, а если нет, уходи подальше, ибо есть у меня собачонка со стальными клыками, от которых тебе несдобровать.
—Открой, матушка, я честная и несчастливая женщина. Открывает ей Святая Середа и спрашивает:
—Это ты, царская дочка, проклятая супругом своим идти в тридевятое царство, тридесятое государство,где тихие воды и мягкие травы?
— Я.
—Входи, я на тебя посмотрю, ибо слыхать о тебе слыхала, а видеть не видела.

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 > < 5 >

 

 
 
Пенеш-царь
Базилик Фэт-Фрумос и Иляна Козынзяна, сестра Солнца
Волшебный конь
Драган-удалец
Алистар Фэт-Фрумос
Храбрый Висан
Лейся, свет, впереди, тьма, стелиcь позади
Фэт-Фрумос и Иляна Розоляна
Кремень-молодец
Кырмыза
Фэт-Фрумос и Веря-Богатырь
Тудор-удалец и волшебный олень
 
Горшок с золотом
Барин и крестьянин в суде
Повар и боярин
Честность Пэкалэ
Глупый попович
Поп и калач
Лентяй
Старик-крестьянин и бояре
Чабан и корчмарь