Главная
 
Свет-Рассвет
Фэт-Фрумос и Солнце
Звезда утренняя и звезда вечерняя
Сказка об Алемане, сыне Зелена-царя
Сугур-Мугур
Змей-удалец и царская дочь
Сказка про Иона-Богатыря и про Красавицу Ружу
Серый орел
Золотое зернышко и Степная красавица
Ион-бедняк и озерная фея
Волшебный камушек
Зеленый сундучек
 
Мельник
Два брата
Доброе дело
Сборщик налогов, плательщик и боярин
Повар и царь
Что сказала жена
Чабан и боярин
Бедный брат и богатый брат
Два брата и нужда
 

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 >

Лейся, свет, впереди,
Тьма, стелиcь позади.

Сказка Лейся, свет, впереди,Тьма, стелись позади.

Испугался царевич, лук опустил, а пташка — скок! скок! — с ветки на ветку, все ниже и ниже, и, как только земли достигла, обернулась опять красавицей-раскрасавицей.
У царевича сердце зашлось от любви к ней. Но как увидел ее безрукой, заплакал горько; заплакала и девушка вместе с ним. Лились слезы ручьями, но пламя любви их быстро высушило. И поведала ему девушка жизнь свою, жизнь горькую-прегорькую, омраченную псом-драконом.
Души б своей не пожалел, только бы видеть тебя с руками.
Возможно ль это?
Птица, обернувшая меня в птенца, сказывала, что коль привезет кто воды чистой, как слеза, из родника родников, что бьет из-под скалы драконовой, смогу я исцелиться, и отрастут у меня руки такими, как были.
Осмотрелся царевич, увидал в саду среди деревьев цветущий красный мак, сорвал его и приколол девушке на грудь.
— Возьми этот цветок,а я отправлюсь в путь-дорогу. Как соскучишься по мне, брось цветок в прозрачную воду: коль потонет— не жди меня более, коль поплывет по воде — жди меня хоть целый век, а подплывет к берегу — жди меня год один...
—Куда же ты собрался? Пойду к скале змеевой.
—Туда даже птица не залетает, а человек и подавно.
— Коли все-таки вернусь, где тебя искать?
Буду я по утрам в твоем саду песней восходсолнца встречать.
Рассталась красавица с сыномЗелен-Царя, опять пташкой обернулась и прыгнула на веточку.
Потом взяла она маковый цветок в клюв, полетела к ручью прозрачному, бросила его в воду и с трепетом глядела, что с ним станется. Поплыл было цветок по течению, потом к берегу... и пристал, точно весь свой век там рос.
Обрадовалась птичка и быстро полетела ко дворцу посмотреть, гам ли еще молодец, а он уж далеко ушел, путь держал к царству змеев, к роднику родников с водою, как слеза.
Запела птичка песню расставания, песню добрых встреч, а царевич все шел да шел—лесами, горами, местами, где змеи обитали, и в один прекрасный день добрался до глубокого страшного оврага, на дне которого три черта драку затеяли, за чубы тягались да такой вой подняли — хоть святых выноси. Увидев путника, стали его просить:
—Добрый человек, коль привел тебя случай к нам, смилостивься и рассуди нас: больно крепок орешек, нам самим его не раскусить. Отец наш на смертном одре завещал нам три вещи, а вот мы никак наследство не поделим.
—Что же он вам оставил?
— Пару постолов, кушму и флуер. Но вещи эти не простые, аволшебные. Коль обуешь постолы,можешь вних ходить по воде, как по суше. Кушму как наденешь на голову, идешь своей дорогой и горя тебе мало — никто тебя не увидит, а на флуе-ре как заиграешь, сразу очутишься там, где душе твоей угодно.
—Тяжелую загадку вымне задали. Видите ли>что толку, коль каждый из вас получит по одной вещи? Один по воде пойдет, другой — сам черт не ведает куда. Вот коли б один из вас всемзавладел,это было бы дело. Вот яи думаю сделать так, чтобы всеодномудосталось. Теперь слушайтеменя.Оставьте вещи здесь, в овраге, и бегите до того холма, что виднеется вдали. Кто быстрее туда добежит да назад воротится, тому владеть всеми вещами.
—Ладно,— согласились черти.
—Ну, становитесь в ряд и марш!
Как припустили они... гей-гей... батюшки, такую пылищу подняли, что на десять верст вокруг кодры припорошили. Бегут черти, а царевич в ус посмеивается. Обул он постолы, надел куш-му на голову, заиграл на флуере и только успел подумать, как очутился у скалы змеевой, у родника родников с водою, как слеза.
Учуяли змеи, что кто-то из родника воду берет, и мигом собрались стар и млад. Глянули, а там ни живой души. А сами чуют — берет кто-то воду. Вот напасть! Окружили они родник, глаза пялят, но никого не видят.
Наклонился один змей над родником, а невидимый царевич как размахнется булавой и — хвать! его по затылку, чуть со свету не сжил.
—Ой-ой, кто меня ударил, очи б ему повылазили! — завыл змей и — хвать! хвать! того, что позади него стоял, думая, что он его огрел; тот тоже обидчика не приметил и ударил другого. Стали змеи дубасить один другого, затеяли драку, да такую, что ни неба, ни земли не видно. Только один змей остался в живых, и не брал его ни палаш, ни булава.
И подумал царевич, что, коль не сокрушила змея сила булавы, пусть сокрушат его стены тюрьмы да темнота подвалов. Приставил молодец флуер к губам и пожелал очутиться вместе со змеем при царском дворе. Не успел он песню спеть, как был уже дома. Посадил змея под замок, за семью запорами, под охрану стражников, а сам направился прямо в сад, где в зеленой листве Пела птичья стайка; приметив его, птичка сразу поскакала с ветки на ветку, пока на земле не очутилась, и как только прикоснулась к земле, обернулась красной девицей. От радости царевич смеялся, а девица плакала. Засучил он ей рукава по самые плечи и трижды смочил обрубки водой родниковой. Тут же у девушки руки отросли такими, как были, и засияла она от счастья. Прекрасно солнце, когда вырвется из-за горных круч, из-за черных туч, прекрасен цветок, когда ветер над ним не веет, дождь польет и солнце пригреет, прекрасен цветущий луг в мае, когда теплый ветерок его ласкает. Такой же красивой была и девица с отросшими руками, с радостью в сердце и улыбкой на лице.
Пошли они вместе во дворец, а Зелен-Царь от радости, что сын возвратился, да еще с такой девицей-красавицей, кинулся им навстречу. Но не успел он их обнять, как стражники закричали от ужаса: начали рушиться стены да ломаться запоры темницы: это змей из плена вырвался. Мать моя, какой страх всех охватил! Многие разбежались, а царевич надел кушму на голову и, когда подошел к нему разъяренный змей, хвать! его булавой по одному виску, потом по другому так, что уложил его на месте.
Подошла к змею девушка, узнала его и затряслась; чудище собралось с силами да протянуло руки схватить ее. Но тут девушка приметила у него на пальце свой перстень и — раз!—сорвала его. Тем же мигом змей в прах превратился, только куча костей на землю свалилась — давно ему пора было умирать.
Повелел тут Зелен-Царь своей челяди кости змея сжечь, а пепел по ветру пустить, чтобы и следа от него не осталось, а потом затеял свадьбу с музыкой неслыханной, с яствами невиданными, и гостей созвали со всего света.
Приехал на свадьбу из дальнего царства и отец девицы: за ним за первым послали карету с двенадцатью конями. И разгорелся там пир — на весь мир! Уж кто садился за стол, голодным и трезвым не вставал.
Счастье привело и меня на их свадьбу. Погулял я на ней, повеселился и видел, как они зажили в мире и согласии.

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 >

 

 
 
Пенеш-царь
Базилик Фэт-Фрумос и Иляна Козынзяна, сестра Солнца
Волшебный конь
Драган-удалец
Алистар Фэт-Фрумос
Храбрый Висан
Лейся, свет, впереди, тьма, стелиcь позади
Фэт-Фрумос и Иляна Розоляна
Кремень-молодец
Кырмыза
Фэт-Фрумос и Веря-Богатырь
Тудор-удалец и волшебный олень
 
Горшок с золотом
Барин и крестьянин в суде
Повар и боярин
Честность Пэкалэ
Глупый попович
Поп и калач
Лентяй
Старик-крестьянин и бояре
Чабан и корчмарь