Главная
 
Свет-Рассвет
Фэт-Фрумос и Солнце
Звезда утренняя и звезда вечерняя
Сказка об Алемане, сыне Зелена-царя
Сугур-Мугур
Змей-удалец и царская дочь
Сказка про Иона-Богатыря и про Красавицу Ружу
Серый орел
Золотое зернышко и Степная красавица
Ион-бедняк и озерная фея
Волшебный камушек
Зеленый сундучек
 
Мельник
Два брата
Доброе дело
Сборщик налогов, плательщик и боярин
Повар и царь
Что сказала жена
Чабан и боярин
Бедный брат и богатый брат
Два брата и нужда
 

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 > < 5 >

Свет-Рассвет

Свет-Рассвет

—Хорошо, брат мой, сделаю, как ты сказал.
Стал Свет-Рассвет спускаться под землю и услышал вдруг конское ржанье и гром копыт, впору навести ужас на самого храброго. Но царевич взял себя в руки, не сробел. И, спустившись на дно, увидал двух могучих коней такой неописуемой красоты, какой еще никто никогда и не видывал. А уздечки и седла из чистого золота и серебра, лежавшие рядом, и вовсе околдовали Царевича.
—Не оставлять же такое богатство! — воскликнул Свет-Рассвет и принялся взнуздывать и седлать коней.
И стало вдруг золото и серебро осыпаться, звеня колокольным звоном. И звон этот пробудил Тартара на том свете. Как увидел Тартар, какую беду готовит ему царевич, хвать его за шиворот:
—Почему разоряешь мои конюшни? Зачем деревья мои вырвал?
Короче, дал волю Тартар гневу своему, проглотил царевича и носил его в себе эдак с неделю. А потом выпустил.
—Ну,— спрашивает,— как тебе показалось?
—Ничего,— отвечает царевич,— хорошо, что живой.
—И я так думаю: есть кому поручить одно дело. Вот уже много лет добиваюсь я, чтобы стала Иляна-Косынзяна моею женой, а все никак не добьюсь. Если ты мне ее добудешь, подарю тебе коней со всеми чепраками и седлами и отпущу тебя невредимым на белый свет.
Выходит Свет-Рассвет на поверхность земли, а навстречу ему Арап.
—Снова меня не послушал?
—Да, брат, опять.
—Ладно, не печалься,— говорит Арап, обнимая его и целуя на радостях, что увидел живым.
— Заявил мне Тартар, чтобы без Иляны-Косынзяны не являлся я к нему, в его царство.
—Так садись на меня и поедем скорее — множество испытаний и бед ожидают нас впереди.
—Не могу я, брат Арап,— очень уж ослабел,— отвечал Свет-Рассвет и зарыдал в три ручья.
Увидел Арап, до чего ослабел царевич, и опечалился очень. Выхватил саблю, перерезал жилу на левой своей руке, дал попить царевичу крови.
—Каково теперь тебе?— спрашивает. . — Лучше, чем раньше.
—Так садись на меня — и в путь.
Вскочил Свет-Рассвет на Арапа, и поехали они. Длинной была дорога, и ехали они долго,— так и нашей, к слову, сказке еще долго до развязки. И вот достигли наконец границы царства Иляны-Косынзяны.
—Брат Свет-Рассвет, попробуй перешагнуть границу только одной ногой.
Царевич шагнул было и увяз.
—Нет для ноги упора.
—Если упора нет, не пробуй даже перешагнуть, не то пропадешь. Действуй теперь по моему слову, а не по своему разумению. Сначала проложим дорогу, а после пойдем.
Сказал и пошел туда, где горы и скалы, набрал гор и скал полную охапку, принес, и проложили они каменную дорогу до самого дворца Косынзяны.
—Теперь можешь идти. Я и сам бы пошел с тобой, но на мне проклятье лежит: никогда не бывать в ее царстве. Так что тебе одному придется все делать. Только смотри, выполняй мои повеления, не то нам обоим крышка!
—Не ослушаюсь я тебя, брат, ни в чем.
—Теперь можешь идти. Я и сам бы пошел с тобой, но на мне проклятье лежит: никогда не бывать в ее царстве. Так что тебе одному придется все делать. Только смотри, выполняй мои повеления, не то нам обоим крышка!
—Не ослушаюсь я тебя, брат, ни в чем.
—Когда перейдешь границу царства, выйдут тебе навстречу двенадцатьдевушексдвенадцатьюоркестрамиибудуттебя всячески соблазнять, чтобы взял ты их с собою. Ты же сделай вид, что даже не замечаешь их, и ступай себе дальше. Возле дворца увидишь шелковый платок с золотой каймой. Не вздумай взять его, потому что платок этот поднимает вихри и будит стра жу. Ступай прямо во дворец к Иляне-Косынзяне, как положено смельчаку, и возьми ее за руку, пока она спит. И когда проснется, то пойдет за тобой, куда скажешь. А теперь иди и делай, как я тебя научил.
Отправляется Свет-Рассвет в дорогу по каменному пути, прошел немного, и выходят ему навстречу двенадцать девушек с двенадцатью оркестрами, сплошь усыпанные с головы до ног бриллиантами и алмазами, и красавицы, каких на свете не бывало. Как увидел их царевич, дрогнуло в нем сердце, и едва-едва не забыл он, куда путь держит.
Но все же сдержался он, пошел дальше, вступил во дворец Косынзяны, взял ее за руку, и начался тут у них пир на весь Мир. Как уселись за стол, пировали и веселились три месяцакряду без передышки.

< 1 > < 2 > < 3 > < 4 > < 5 >

 

 
 
Пенеш-царь
Базилик Фэт-Фрумос и Иляна Козынзяна, сестра Солнца
Волшебный конь
Драган-удалец
Алистар Фэт-Фрумос
Храбрый Висан
Лейся, свет, впереди, тьма, стелиcь позади
Фэт-Фрумос и Иляна Розоляна
Кремень-молодец
Кырмыза
Фэт-Фрумос и Веря-Богатырь
Тудор-удалец и волшебный олень
 
Горшок с золотом
Барин и крестьянин в суде
Повар и боярин
Честность Пэкалэ
Глупый попович
Поп и калач
Лентяй
Старик-крестьянин и бояре
Чабан и корчмарь